Время. Как много он слышал про эту сомнительную физическую величину. О том, как мало его отведено достойным людям, как оно неумолимо движется вперёд, сметая всех, кто не найдёт в себе сил двигаться с ним в унисон. Но Уолли никогда не понимал этих разговоров, только кивал и убегал по своим как будто очень важным делам. Как будто. Читать далее...
гостевая внешности путеводитель фак правила шаблон анкеты нужные

ONE PERCENT

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ONE PERCENT » партнёрство » GLASS DROP [crossover]


GLASS DROP [crossover]

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

GLASS DROP [CROSSOVER]
nc-17; а мы тут едим стекло вместе

http://forumfiles.ru/files/0019/e7/0f/32779.jpg

мы сидели и решили, что нам тут не помешает ещё кроссовер для всех жаждущих! (вот так нам захотелось) у нас можно заводить твинков, писать посты в максимально комфортном для вас стиле, флудить в думалке, залипать в аушках. мы будем рады, если вам с нами понравится, а если ноуп — просим непременно отметиться в гостевой и сообщить, дескать, сколько можно-то кроссоверов открывать. мы обещаем устыдиться максимально.

0

2

неактуально;

криденс в поиске:

— wizarding world —
http://sg.uploads.ru/GXtKb.gif http://s9.uploads.ru/zm68D.gif http://s7.uploads.ru/8qAGm.gif http://s8.uploads.ru/siHcg.gif
прототип: alison sudol;

queenie goldstein [ куинни голдштейн ]
та, что работала на МАКУСА в отделе для получения прав на использование волшебных палочек; та, что любила не-мага, которого не имела права любить и пускать в свою жизнь; та, что отправилась вслед за речами гриндельвальда и была пристроена к обскуру [ волшебница, с врожденным талантом к легилименции ]

imagine dragons [ i don't know why ]
[indent] куинни - простое изящество и яркий солнечный свет, угасающий в темноте медленно и постепенно. куинни - улыбка мягкая и глаза, что искрятся истинной радостью и печалью светлой. сколько в ней тепла осталось? знает только она сама, мастерски прячась за семью ширмами и не отваживаясь показать свою оголённую - как миллион разорванных проводов - душу. куинни голдштейн: счастливица. она смотрит на этот мир смело и без предрассудков, так знакомых и оберегаемых остальными американскими магами. сумасшедшая. в лучшем смысле этого слова. в сильнейшем смысле этого слова. готовая на все, ради преодоления препятствий. куинни - это ураганный смерч любви и терпения, которых не встретить днем с огнем даже.
[indent]  [indent] безумная. тёплая.
[indent] куинни - сильная. настолько, что бросает вызов целому миру и не боится наставить на тёмного мага свою палочку, тет-а-тет. ей больно. ей плохо. она хотела бы вернуться? да. она расскажет об этом как-нибудь под покровом темноты и только одному созданию, которое будет её слушать в этом чуждом месте. её окружают - враги. её тяготит - влияние гриндельвальда. зачем же она пошла, глупая? понимает, губы поджимает и улыбается нарочито ярче обычного. это не улыбка - осколок солнца. кривой и неправильный. куинни - душа ветра и сердце птицею вольною. отпустить бы и улетит стремительно туда, где истинно ждут и любят. но сама ушла. сама оборвала все нити и боится. страшится, что не примут обратно и прогонят, а плакать ей отчего-то уже не очень хочется. держится уверенно: прямая осанка и ни толики страха перед геллертом.
[indent] светлые локоны короткой аккуратной стрижкой. она похожа больше на француженку, чем на американку. лёгкая и неповторимая. та, что не умеет обижаться долго. та, что кажется очередной пустышкой для людей, которые видят её впервые. это не так. она смотрит глубже, понимающе погладит по спине и радостно обнимет, желая поддержать хотя бы таким образом. иначе не умеет; иначе не хватает слов выразить весь тот спектр эмоций, разноцветной палитрой. восторженный звонкий голос. теперь же: в нем все больше нервного спокойствия и странного смирения со своей участью. винит саму себя и словно бы прощения просит каждым жестом. нет. куинни не такая. куинни - сильная. она отгоняет собою злых демонов и ненужные тени, сияет изнутри.
[indent]  [indent] ей здесь не место.
[indent] ей бы лететь высоко в небе красивой перелетной птицей и любить беззаветно весь мир, потому что иначе - не умеет.


дополнительно:
куинни - потрясающая. очень яркая и очень тёплая. я почти влюблён в нее с первого фильма и с первой же реплики. неповторимая и шикарная женщина, которая не боится сложностей. мне интересно, какой будет её история дальше: уйдет ли от гриндельвальда; останется ли вечной его последовательницей, как винда; может спрячется где-нибудь вместе с якобом и будет временами переписываться с тиной. а может, спрячемся все вместе в хогвартсе, подальше от войны великих и ужасных. у меня в планах: забрать куинни с собой, подальше от этой сумеречной зоны и мрачной компании, в которой ей нечем дышать. в моей анкете, куинни - заменяет пропавшую модести, что, соответственно, делает их отношения куда ближе в этом стане гриндельвальда, чем у кого-то другого. это очень важный момент, я считаю.
[indent] итак, перейдем к полочкам, на которых парочка моментов:
[indent]  [indent] - наш каст решил пойти двумя путями-дорожками: «дарк» - «лайт» версии, потому что ограничивать себя чем-то одним  - не очень весело, а так сюжет может множество раз петлять и меняться, вместе со временем и исходами. чего уж точно полно было в поттериане всегда: временных парадоксов и сюжетных дыр;
[indent] [indent] - наш каст весьма дружен (я в это верю, надеюсь со всей взаимностью) и сливаться в пустоту сразу же с обрыва в карьер - не собирается, так что не бойтесь;
[indent]  [indent] - честно сказать, у меня есть на куинни начальные планы - выкрасть от гриндельвальда и . . . - а остальное будет обсуждаться по мере поступления и, вообще, обязательно. потому что без игры, по крайней мере я, вас не оставлю. ну и, просто, куинни это такая героиня, что мимо неё не пройдет никто.
[indent]  [indent] - приходите и мы встретим вас хлебом-с-солью-и-стеклом, потому что мы глотаем его черпаками, вводим крошево прямо в вену и дышим порошком через нос, принимая океанические ванны из этого материала. будет красиво, чуть-чуть больно и органично. мы все очень веселые (я, по крайней мере, только пытаюсь - но остальные точно веселые).
[indent]  [indent] - вы обязаны: любить куинни всей душой, потому что она этого заслуживает - писать как угодно и как удобно (хоть простынки, хоть не очень) - любить каст вообще и немножко стеклышка, в принципе. в остальном - воля ваша хд
[indent]  [indent] - ♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥
[indent]  [indent]  [indent] ♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥
[indent]  [indent]  [indent]  [indent] ♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥♥

пример игры;

когда-нибудь.

Отредактировано pr (2019-01-08 00:32:50)

0

3

неактуально;

СТЕКЛЯШКИ ОТ АМС — MANGA AND ANIME
все пляски до двадцать третьего декабря включительно функционируют.

https://images2.imgbox.com/c2/3e/m5URASPy_o.jpg

целую неделю готовы радостно принимать в свои объятия всех-всех, но вот по упрощённой анкете только персонажей, родом из японских и китайских порномультиков манги и аниме! предлагаем воздать всем по справедливости, записать имена врагов в тетрадь смерти, сожрать недругов и намутить себе шаринган.
(мы тут классные)

Отредактировано pr (2018-12-24 00:19:08)

0

4

аэлина в поиске:

— sarah j. maas series —
http://s5.uploads.ru/gAQjG.png http://s3.uploads.ru/8RvcI.png
http://sd.uploads.ru/gXswB.png http://s3.uploads.ru/c1Agr.png
прототип: christopher mason;

aedion ashryver [ эдион ашерир]
генерал , принц , волк севера , наполовину фэец , кузен двух королевских особ - аэлины [ наследницы террасена ] и галана [ наследника вендолина ] , поданный террасена .

the brothers bright – blood on my name
woodkid - iron

эдион, прости меня. прости за то, что всю свою жизнь я бежала от того, какой огонь течёт в моих венах - у нас же он одинаковый, огонь фэйской стати и силы, огонь великих прошлого этого мира. в нас с тобой кровь вендалинской знати, в тебе - следы львиной чести, которую ты получил от отца, даже его не зная. мне жаль, что я не была знакома с твоей матерью, и мне жаль, что ты помнишь, как из неё исчезла жизнь. мне жаль, что у тебя в голове лишь мысль одна - твоя мать пыталась тебя защитить, но никогда не рассказывала от чего именно. прости меня, пожалуйста, что, когда я была маленьким ребёнком, я была простой капризной девочкой. я постоянно тебя отвлекала, горела желанием играть с мальчишками, а не заниматься тем, что мне давали делать нянечки. прости, что тогда сожгла твоего любимого деревянного солдатика. прости меня и за то, что адарланцы уничтожили наш дом, сделав нас рабами своей системы - они лишили мир магии, а нас - семьи. прости, что ты остался в замке - ребёнок без королевского терновника на голове, но с глазами, принадлежащими власти. прости, что тебя забрали, прости, что не смогла остаться рядом с тобой - хотя, тогда меня бы убили. но всю свою жизнь ты всё равно думал, что я мертва - не видел маленького окровавленного тела, и поэтому лелеял надежды, но те всё равно порой ускользали. прости, что твоя жизнь прошла в войне за чужого короля, короля, который лишил нас всего.
но даже в пепле остаётся жизнь.

помоги мне вернуться домой, брат. прошу тебя. молю. как я доберусь туда без тебя? мы последние люди, стоящие в конце этой непроглядной ночи. мы самые великие притворщики в холодном утреннем свете. сколько ночей было нами прожито в этом обмане и в тихой надежде, которую никому не рассказать? мы изгнаны из нашего солнечного мира. помоги мне вновь почувствовать родную землю под подошвами истоптанных сапог. мы хотим свести счёты с каждым, кто оставил на нас шрамы - гореть будут наши могилы, а пока горит свинец в наших телах. заблудились ли наши души? нет. мы иногда обманываем сами себя, но всё равно знаем - жить нам по другим законам придётся: мы будущее, которого нас попытались лишить. дьявольские гончие кусают наши пятки - идут за нами, загубить пытаются. не получится. наши имена в крови и так будет всегда - вот что их привлекает. но мы сильны и готовы давать отпор. эта кровь будет вести нас, когда кажется, что звёзд на небе больше не осталось. заклинание нашей судьбы не сломается никакими обрядами.
когда ты проклят, всегда надеешься, что проклятье станет твоей силой.

нам бы детство вернуть - подождать, посмотреть на мир со стороны, а не бросаться с головой в войну. мы были семьёй, но росли в мысли, что теперь - одиноки. мы работаем, пока весь мир играет - планы великие возводим, вернуть потерянное хотим. мы играем, пока весь мир работает - лживые личины надеваем, пока они пытаются захватить жизнь. мы спим и просыпаемся от прекрасных снов, в которых выстраиваем свои планы - свои надежды. мы воины, которые построят эти города, которые построят эти королевства - на пепелищах. мы никогда не умрём, потому что верим. мы займём самые высокие троны, потому что только так можно хоть что-то изменить. утром и вечером мы собираем разговоры, что приносят нам птицы - и вот ты знаешь, что я возможно жива. и вот ты действительно в это веришь. и вот ты действительно готов. мы дети полудня, но нас не приветствуют почестями - нас боятся. для меня не имеет значения - зашла ли я слишком далеко; для меня не имеет значения - всё ли в порядке; для меня не имеет значения - наш это день или нет. мы здесь и мы будем воевать. мы должны.

когда огони сомкнутся над нашими головами, я протяну тебе руку, потому что -
[indent] ты мой брат.
[indent]  [indent] ты мой волк.
[indent]  [indent]  [indent] ты моя семья.
[indent]  [indent]  [indent]  [indent] ты моя совесть.
[indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent] ты моя потерянная вера.


дополнительно:
здравствуйте,
я ищу своего брата эдиона ашерира и мне очень хотелось бы, чтобы на эту роль пришёл достойный игрок, который будет наслаждаться каждым прописанным словом. у меня складывается небольшое ощущение, что маас слила эдиона в предпоследней книге, отправив его на второй план, но мне кажется, что он достоин большего - у него такая же нелёгкая судьба, как и у аэлины.
я хочу, чтобы мы вместе арскрыли наших персонажей и сделали их невероятными.
я могу показаться несколько привередливой, но мне бы так же хотелось увидеть пример вашего поста, когда вы обратитесь в гостевой по поводу роли - не бойтесь, мне многого не требуется, я просто хочу понять сыграемся мы или нет.
так же нужно понимать, что наш фандом объединяет две книжные серии маас, потому что по канону [ теперь можно так говорить ], они находятся в одной вселенной, но просто в разных мирах.
готова обеспечивать графикой, невероятными эпизодами любовью.
благодарю за внимание.


пример игры;

у его боли вкус горького вина. в его венах могильный холод принятия и привычки. в немых глазах — блуждающий туман. в голове вопросы, на которые люцифер будет и должен найти ответы. он устал бегать по кругу, блуждающим псом, он устал держаться за спасительные выводы, что лёгкими являются — это тот самый тест, где, когда ответ кажется слишком очевидным, значит, что всё неправильно. печаль, что сопровождает люцифера, входит в грудь больную, как острый нож — блестит и радуется, — эта боль пуста, прекрасна и сильна, похуже целой стаи демонов. эта боль — кувалдой о сталь ударяет, и люцифер встаёт с колен лишь ради неё — никого более.

люцифер один в белом шуме. люцифер протягивает руку тем, кто свыкнуться с пеплом ещё не успел — он называет имена своих соратников, своих демонов, ища среди лиц то, которое не найдёт никогда. у них лица с бескровной кожей и пальцы сжимаются до нервной дрожи. у них одно на уме — надежда отстоять последующие дни. люцифер ладонью по лицу проводит, понимает, что так и правда можно — вот так вот просто, стоя на коленях, кровью истекая, солнце проклиная, предательством упиваясь. так правда можно — никто и не осудит, потому что судить уже нечего. но люциферу хочется жить — вечно жить, не видя ни одной постылой картины прошлого на стенах черепной коробки. люцифер один лишь по одной причине — своими плечами, как атлант, держит чужую надежду, которую всем пообещал — он юных бесят спать укладывает, словами, что завтра точно всё будет лучше.

у него душа обсидиановая; клинок, доспехи — тоже. он смотрит, как ткачихи вышивают его камзолы золотыми нитями — неконденсирующийся цвет его собственной сущности.
люцифер был золотым, является золотым и будет золотым — геральдика мучеников и грусти.
михаил был золотым, является золотым и будет золотым — говорят, золото это застывшие капли солнечного света.
и вот они двое — ожоги льдов и солнц отвесных пламя, — настолько близко, что далеко. для люцифера михаил — бездна. для михаила люцифер — тоже. и каждая лишь ширится — вот тут, где говорят у смертных есть сердца, а у ангелов гнилые перья. [ у падших тоже ].
de progundis clamavi — я помню всё, ведь это есть моё проклятье.

не ад, не крылья, не ты —

[ люцифер просыпается всегда так рано — плевать во сколько лёг, хоть пять минут назад. вот первый луч покажется, глаза его уже открыты. стоит подле окна единственного во всём пандемониуме, что на восток, и смотрит. и видит вновь рассвет своих погибших дней, волнение той странной детской страсти, что казалась самой важной. ]

когда он видит архангела, у него в голове воспоминания пытаются сделать больнее — заря и гаснущий закат в глазах таких треклятых и родных. золото благородства архангельского заливается в горло — но всё внутри дьявола настолько ледяное, что не чувствуется. люцифер, тот что светлый, юный и горделивый, — мотылёк, что братом ослеплён. летит — горит, благословляет, почти про бога забывает. люцифер, тот что здесь и сейчас, — бледный труп, что с гробом сливается. сгнивает.
михаил, как и положено, должен нос воротить.

ведь это он, люцифер, прядь волос рагуэль в тишине на палец наматывает — через чужой свет сам светлее стать пытается, принимает всё — пробелы в летописи сознания, заблуждения навеянные чужой рукой — люцифер устал судить. в чужих перьях хочется головой усталой зарыться, и скрывать от самого себя, что напоминает что-то — поношенный любовный гул. то ли к михаилу хочет сквозь чужие руки прикоснуться, то ли забрать себе чужое, то ли получить карт бланш на тихое безликое счастье — люциферу сложно самого себя понять.

первый дьявольский князь к себе лишь клинку архангела прикоснуться позволит — не рукам. иди, касайся своего бога, михаил. даже если теперь его нет. но будь осторожен, пожалуйста —
ведь если тебя не станет — то ждать рассвет станет бессмысленно.

люцифер молчит, разглядывая знакомое лицо — архистратиг, спустившийся в ад. хочется кривым зеркалом улыбнуться и восторжествовать, но не хочется порезаться самому — не с ним под руку михаил спустился, а значит полностью лишено смысла.
люцифер молчит, разглядывая знакомое лицо — сколько же неозвученных слов в этой голове — сверлит ли сомненье этот мозг?
люцифер не молчит —

бумаги откладывает в сторону. голову на бок и взгляд внимательный — дьявол в глаза смотреть не боится, потому что изучать чужие души его стезя.
средь чудищ лающих, рыкающих, свистящих, средь обезьян, пантер, голодных псов и змей, средь хищных демонов, в зверинце всех дьявольских мастей, одно ужасней всех: имя ему архангел михаил. и люцифер — сплошная анафема ангельскому благородству.

— пропавший бог не моя проблема, — бравадится, руками разводя так, будто действительно всё равно. но в этом ковчеге они все вместе — тонуть будет неприятно. — я не говорил остальным : если я скажу демонам, что ваш погонщик пропал, они сразу всей стаей захотят наброситься на бедных крылатых овец.

— скалиться улыбкой по-настоящему дьявольской, потому что терять больше нечего — всё утеряно и распродано. люциферу не нужно, чтобы михаил видел в нём свет.
а в глазах химеры светятся.

Отредактировано pr (2019-01-12 18:37:01)

0

5

кассандра в поиске:

— dc comics —
https://images2.imgbox.com/5c/c2/S9pL4bqY_o.jpg
прототип: original + whatever you want;

tim drake [тим дрейк]
человек, умница, (красный) робин, немного гений, немного вигиланте

AT THE END OF THE DAY I HAVE TO ACCEPT
THAT I CAN CONTROL EVERYTHING.
EXCEPT THE THINGS I CAN'T CONTROL.
— — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — —
В голове Кассандры Тим располагается где-то в спектре от «инородный предмет из другой реальности» до «блятьтимкактыэтоделаешь»; любой диагноз распадается на оттенки и шкалы, и Тим Дрейк не исключение. Тим сначала её сторонится (ничего удивительного), наверное, потому, что действительно видит: видит там, куда другие из благородных и всяких других побуждений вкладывают надежду (Тодд бы сказал «ебутся в глаза») (Тим готов надеяться там, где есть на что надеяться). Reality check — с этим у Дрейка всё отлично, и абсолютно во всём он наводит порядок. Стройный, красивый, понятный. Система. Супер.

The third one must be a fixer — чинить, строить, выравнивать; Дрейк предлагает себя-Робина тогда, когда видит, что Бэтмен не справляется. Тим может это исправить, пока сам Бэтмен не стабилизируется и в Робине не отпадёт потребность. Тим Дрейк — в контакте с реальностью, Тим Дрейк — и есть реальность (исправленная, дополненная, усовершенствованная). Кассандра от этого настолько далеко, что расстояние между ней и тем, что близко и понятно Дрейку, настораживает. Тим сам сказал: пугает. Кассандра полагается на искусственный моральный компас, стрелка которого — летучая мышь; Дрейк знает, что это образ, возведённый больным человеком, образ ненадёжный и хрупкий. Тиму не нужен Бэтмен, чтобы принимать решения и ориентироваться в этике, — Кассандре нужен, и это делает её нестабильной, а любой ненадёжный механизм Дрейк обязан исправить.

Куда остальные вкладывают надежду, Тим Дрейк вложит логику, порядок и ясность (может быть, потом и надежду, но она не нужна там, где работают чёткие системы). Кассандра Кейн боится Тима Дрейка, потому что он видит, что её механизм откровенно хуёвый.

I CAN CROSS LINES THAT ROBIN CAN'T.


дополнительно:
1. я не выкупаю ничего и никогда заявку, потому что стараюсь смотреть на это реалистично: дрейка часто берут на кроссоверах, и вероятность того, что мы с вами не сыграемся или не сойдёмся, довольно велика. глупо приватизировать персонажа, в котором может быть заинтересован другой игрок со своими представлениями и ожиданиями. так что если вы хотите взять тима и хуй клали на то, что написано в тексте заявки и ниже в хедканонах, — that's perfectly fine.
2. НО КОНЕЧНО ЖЕ Я БУДУ СЧАСТЛИВА ЕСЛИ ВДРУГ ВЫ ПРИДЁТЕ ПО ЗАЯВКЕ, под спойлер спрячу разглагольствования, а в общем и целом: буду охуеть как рада, если вы пишете больше одного поста в полгода. пишу не особо много (от 2 до 5-6к символов), не особо часто (могу ответить в тот же день, могу через две недели два года, значение имеет только предварительная договорённость о темпе). люблю есть стекло и говно: драматизировать, усложнять, разводить дРаМу и страдания там, где можно их развести. с метафорами в том или ином объёме, но всё же со взаимодействием и каким-нибудь лейтмотивом, а не 99% рефлексии (могу и такое и часто это практикую, но опять-таки всё оговариваемо). кассандру когда-то писала по обрывкам разных версий (основа биографии по batman and robin eternal, а дальше мазня от души: не понимаю, например, каким образом она быстро учится говорить или вообще хоть что-то отсекает сразу после предательства мамы, и каким образом её знатно поёбанная психика так быстро лечится в следующих арках). с тимом предложила бы поступить так же (в смысле: не придерживаться только последней версии биографии и относиться к тому, что есть в комиксах, кРиТиЧеСкИ; не в смысле: накалять драму до предела). пока писала это, вспомнила a lonely place of living — это же целое поле стекла, мммммМММмм.

люблю фанмиксы, делать кучу картинок и обсуждать всю эту вот шелуху. по традиции предлагаю всё, что нужно, оговорить совместно (дежурю в гостевой, жду, верю, надеюс). если вы вдруг решите идти по заявке — скиньте, пожалуйста, какой-нибудь свой текст (я при необходимости тоже скину ещё, а то есть два поста от кассандры и они оба могут показаться сомнительными).

3. хедканоны и прочее дерьмо

мне тим видится не просто перфекционистом любого толка, но и control freak, и зацикленным тревожным мальчиком с обсессивным рассадником мыслей. он знает, как всё должно работать, и умеет содержать своё мыслительное пространство в порядке и под контролем, но сказать, что он прямо самый здоровый, сложно. или это говорит мой внутренний любитель драмы (скорее всего, так и есть, лол). но он определённо отсекает реальность и паттерны взаимодействия с ней и другими людьми, и это он видит лучше многих; он не просто умный, образованный или логичный — можно сказать, что механизмов искажения реальности (то есть психологических защит) у него куда меньше, чем у прочих, и ему для принятия окружающего мира не нужна тонна надстроек. потому когда в эти надстройки ебутся окружающие, он замечает это чаще них.

мне безумно нравится их динамика до перезапуска: конфликт в голове тима, который он благополучно решает сам, их сближение, конечно же куча стекла, ангста и hurt/comfort всех мастей. половину сюжетных линий можно опустить в угоду выстроенному билду (вообще их такое количество, что по-другому и не получится).
мне хотелось бы, чтобы у кассандры был не просто человек, который её понимает (есть тодд, который по моим представлениям ей кажется ближе просто за счёт внутреннего частичного сходства), а тот, кто видит действительно кассандру — несформированного ребёнка, которого учили только убивать, убивать и убивать. хотелось бы, чтобы тим устраивал постоянный реалити чек, поначалу ей не доверял (потому что ну не может никак она быстро адаптироваться и стать членом бэтсемьи, это органически невозможно лол), испытывал непонимание и неприятие там, где кассандра проёбывается, чтобы тим видел, в чём насчёт неё ошибаются другие (и сама касс в том числе).

Robin: I’ve, uh…been avoiding you. It’s…your background. The assassin training and all that.
Batgirl: Oh. Yeah.
Robin: It’s just…my childhood’s so normal. I mean, Batman and Nightwing had some rough stuff to deal with growing up, but…but, you–you were raised to be that guy down there, and you turned yourself into one of us. That’s…pretty intimidating. But I shouldn’t let it affect the way I treat you…and I apologize. Friends?
Batgirl: Friends.


Cassandra: Tim…you can’t beat me. Cain taught me too well. Even if I couldn’t “read” your body’s “tells”, I’ve memorized your fighting style, your technique…
Robin: Then I’ll just have to throw out technique–and just hit you as hard and as often as I can! I’ll punch and kick and scratch and claw and I won’t care if it’s pretty or graceful…I’m not going to lose.


Tim: Look, I’m sorry. But it’s just that for you, Batman can do no wrong. And that’s why you want to be him. He’s the strongest, most noble and dedicated man I know. And the scariest. I can’t, no matter how dark things get, let myself become like him. It’s just not my way. It can’t be.
Cass: I scare you.
Tim: Well, not right now. But sometimes, yeah. But, see, that’s who you are.


Everything she’s put me through has been a test for me to prove I’m worthy of joining her. We’re just alike, she says. Used by the men who raised and/or taught us. And what she’s saying sounds like it could be true. And only the legal system–or Batman–would be upset if I killed David Cain. But I don’t need Batman to tell me once you cross the killing line you never come back.

пример игры;

Оберегай абстрактные симптомы,
Что движутся до смерти над людьми —

Сифа три дня назад наказала в дороге есть и не делать глупостей — Тревор опускает тело сна в спирт, чтобы простерилизовать за все дни их совместной дороги (такая скучная, что с ним будет от одной кружки?), и наконец-то засыпает. Возвращение к замку Дракулы Алукарда — череда из долгожданного отдыха (отключения мыслей, головы и — наконец-то — тела) и попыток взвесить на ладони геройство (тяжеловато). Вокруг шумно, грязно, несчастно — до последнего времени несчастности Тревор не замечал, или делал вид, будто не замечает; нищета злобно шипит в уши, крутится с окороком, больше похожим на человеческое бедро, стекает потом и трижды воскрешённым воском на стол. Тревор не герой — до 12 ещё может быть, неделю в прошлом месяце уж точно — но не сейчас, не один, не после смерти Дракулы; когда Цепеш убивает отца, Белмонт на долю секунды ощущает нужность и священный трепет, и отголосок этого пытается нащупать неделю.

Со всеми существами той семьи
Заболевают пальцы невесомы.

Сифа три дня назад наказала в дороге есть и не делать глупостей — разумнее Тревор вёл себя только до их знакомства. Он не успевает за ними, не чувствует жалости, не оставляет в тавернах лишние монеты (иногда не оставляет вовсе), не терпит, не ждёт, ни по кому не тоскует, не взывает даже к самому милосердному богу, не натягивает вежливость на лицо, не подбирает слова, выплёвываемые изо рта, а чаще не плюётся ими вообще, не делится едой и ничем, не смотрит на солнце, не засыпает в чистой одежде, не приносит извинения, не следит за временем, не засыпает трезвым, потому что иначе вообще не засыпает, не выполняет обещания и ещё чаще их не даёт, не подкармливает дворовое зверьё, не обращает внимания на мольбы, не вспоминает о семье, ни по кому не скучает, не улыбается детям и старикам. Тревор ничего из этого не делает — Сифа и Адриан превращают его в того, кем он мог бы быть, но не является.



[...] тревору снится мощёный черепами склеп это все кого убили мы говорит сифа улыбаясь великодушно и пусто — это все кого мы убьём говорит адриан скорбная валахийская слеза стекает с его лица как с обрубка свечи — это все мы говорит тревор или ничего не говорит он хотел промолчать но адриан с сифой смотрят на него и сгущают руками мрак пока он не скажет хоть что-нибудь тревор хочет сказать отъебитесь вы ошиблись и опоздали на восемь лет но кажется они слышат не это и вообще ничего не слышат — посмотрите пожалуйста на белмонта и то что от него осталось и догорает и завалите ебала мы стараемся как можем а если не можем значит уже слишком много старались — тени густые уже как мазь которой мать обрабатывала раны отца а адриан с сифой смеются и засовывают тревору руки в межрёберье чтобы случайно опустить сердце куда-то не туда зато смотри тревор оно есть ты неправ тревор мы всё видим [...] придурки

Сон будет запечатан где-то в утреннем похмелье, скатится ассоциативно в «Адриан — ублюдок свечи» и «Сифа щупает сердце в груди»; Тревор будет возвращаться к образам, пока они не вычерпают сами себя дырявой ложкой к концу дня и не подкрепятся кружкой какой-то мочи — до замка не больше получаса, принцесса ждала неделю, подождёт и ещё полчаса. Всё вокруг так же шумно, грязно и несчастно, а ещё злобно и горячо; чужие разговоры пробираются ему в уши, как бы он ни старался не слушать: то ли в округе кто-то безумный опять кого-то режет, то ли резал, то ли начнёт резать — Тревор не слушает, пока из полудрёмы его не вырежет леской слово «вампир», и Белмонт достаёт из мочки его, как крючок, чтобы не дай бог не попасться на внимании и интересе. Они пытались сжечь замок — мысль буксирует на входе, потому что ни Адриан, ни камень гореть не могут, если Тревор хоть что-то понимает в блондинках и камнях.

Поместье он чует носом не потому, что оно пахнет жаром, бедняцкой злобой и отвращением, не из-за гари или жжёного мха — просто чует, как бы ни давил это дерьмо в груди, просто знает (не помнит, знает), куда идти. Тревор держит эту мысль в уме, хотя над бывшим домом в небо теперь целится огромный замок, который заметить и найти проще, чем отвергаемую тоску — хорошо, что Тревор на случай приступов нежности наполнил флягу (возможно, получится облить себя спиртом, поджечь и в таком виде отыскать принцессу); эта мысль греет, или пиво греет, или какая вообще разница.
Белмонт с вежливым интересом разглядывает копоть и ковыряет ножом внутренность рукава:
— Я завещал тебе остатки поместья не для того, чтобы ты всё проебал через неделю. Какого хуя, Цепеш?

Хочется верить, что даже у полукровок слух достаточно хороший, и второй раз щерить слова в пустоту не придётся.

Отредактировано pr (2019-01-12 18:37:14)

0

6

неактуально;

СТЕКЛЯШКИ ОТ АМС — ХАЛЯВА ТОТАЛЬНАЯ
празднуем до шестого января включительно; а ещё нам стукнул месяц да.

https://images2.imgbox.com/9e/6b/q5h44mzy_o.jpg

у нас тут happy new year, обещания заняться спортом, не держать посты дольше двух дней, быть продуктивным и классным в новом году — мы решили вас поддержать и предлагаем всем желающим заполнить упрощённую анкету и поскорее добраться. поскольку оливье сам себя не нарежет, а мандарины ждут того, чтобы быть съеденными, длиться это упрощённое безобразие будет целых две недели. ловите удачу за хвост и будьте самыми стеклянными и творческими в две тысячи девятнадцатом!

Отредактировано pr (2019-01-08 00:32:37)

0

7

неактуально;

джек в поиске:

— overwatch —
http://funkyimg.com/i/2GEj6.png
http://funkyimg.com/i/2GEj7.png
прототип: original;

ana amari [ана амари]
охотница за головами, снайперка, человек

никто из нас троих никогда не думал о том, что после смерти все еще будет слышен глухой топот наших огрубевших сапог; никто и не подозревал, что, казалось бы, законченная когда-то война будет грызть изнывающее тело угасающего человечества по сей чертов день. мир трагически нас утратил, присыпал толщей земли и забыл – мир движется дальше, как ни в чем не бывало, в то время, когда мы остановились на мертвой точке и вряд ли когда-либо ее покинем; она наша крепость и теплый очаг. джек моррисон, ана амари и габриэль рейес – имена совершенно пустые и ничего уже вовсе не значат, они навеки  остались присыпанным пылью набором букв на треснувших погребальных плитах; джек моррисон, ана амари и габриэль рейес – мертвы, в то время как призраки их ходят по этой земле и руки у них по локоть в крови.

темные, словно смоль волосы и поверх аккуратный берет, вечно до хруста выглаженная форма и уаджет, сияющий у зоркого глаза – ты идеальный солдат, строгий командир и заботливый лидер.  ты – твердыня, неприступная и непоколебимая, титанически стойкая, ты то, что скрепляло узами несоединимое; ты – точка пересечения между противоположными берегами. ранее я не задумывался о том, что, возможно, единственное не позволяющее сойти мне с ума во времена заката дела всей нашей жизни – это твоя маленькая рука, аккуратно падающая мне на плечо. все будет в порядке, – из тишины кабинета доносится, – мы все делаем так, как нужно. жаль, что это ни к чему, в принципе, и не привело. да, раньше я не задумывался, что каменная уверенность от меня исходящая жила лишь потому, что мою спину всегда крыл твой чуткий прицел – такова моя глупая опрометчивость.

мы не коллеги, мы не друзья – мы семья, – мне правда всегда так казалось. те люди, что друг за друга горой, те, что свою кровь прольют, если это понадобится. мы рожденные в пылу бесконечного боя, закаленные в инфернальных криках врагов и погрязшие в болоте грехов смертельных; не убий, так говорят, но что поделать, когда это наша работа и ныне главная заповедь – убивай, только лишь защищая. сложно не упасть за черту прямиком в лапы тьмы, когда танцуешь на ее краю всю свою чертову жизнь.

да, никто из нас троих никогда не думал о том, что после смерти все еще будет слышен глухой топот наших огрубевших сапог; никто и не подозревал, что жизнь попытается нас сожрать, прожевать и выплюнуть – пустых, ослабших, вынужденных воссоздавать все утраченное по кускам. но, как говорится, старых солдат не так просто убить.


дополнительно:

ну вот не умею писать конкретные заявки, честное слово, это почему-то задает какой-то повелительный тон в моей голове. меня же гораздо больше интересует раскрытие твоего персонажа именно так, как его чувствуешь [i]ты, ведь если ты любишь ану так же сильно, как люблю ее я, то обязательно ей загоришься и игра уже потечет сама собой. главное требование — не бояться выходить за рамки тех двух с половиной строчек, что известны из заданного канона, мне хочется по твоему письму ощущать ее... живой, что ли. не картонной. в остальном я открыт хоть не для всего, но для многого. и да, оговаривается сразу — заявка не в пейринг, потому что мне гораздо более импонируют их поистине семейные крепкие отношения, а не лишняя романтика, которой я, хоть убей, здесь не чувствую.

вдохновения и творческих сил тебе; и если будут какие-либо вопросы, то гостевую я держу в прицеле.

пример игры;

стены обрастают ржаво-кровавым мхом – он неприятно трещит, отзываясь внутри черепной коробки покалываниями сотен иголок; джек растерянно машет своей головой то и дело, цепляясь взглядом за алое – за огни, пляшущие языками своими бесцеремонно, кусая за оголенные предплечья и щеки, за роспись багровых пятен на бездыханных телах, словно горохом разбросанные по черной тлеющей скатерти. тот, кто стоит перед ним – убийца, но мысли все чаще и чаще бьются о стену всплывающей блядской ошибки, назойливо вкрадывающейся в каждый программный код; все дало катастрофический сбой и прошлое, рассыпаясь, в момент воссоздается вновь гораздо более мрачным, кровавым – открытым и честным. потому что ты тоже убийца, джек, - читается в его озверевших глазах, - думай об этом почаще.

думай, джек, - ножом под ребра ему отзывается внутренний монстр.

моррисон впервые чувствует настоящую ненависть – не картонную, обращенную к чему-то абстрактному, неосязаемому, обволакиваемую словами заученными до зубного скрежета и играемую на публику в каждом своем выступлении; он чувствует нечто настолько личное, что сложно противостоять желанию выпотрошить самого, блядь, себя, засунув руки по локоть в грудную клетку, копаясь внутри беззастенчиво и резко, дабы больше этого не ощущать. внутри поселилось что-то и оно голодно, оно пожирает его мерзкое сердце, вцепившись в него наточенными когтями; и тьма с каждым новым укусом жадно расходится по кровеносной системе в каждый уголок ослабшего тела. ты теперь пуст, выжат, ты выжжен, как те ложные воспоминания и приписанные самому же себе чертовы истины, джек, - оно рычит в такт пульсирующим вискам, крикам сотен погибших, воющих последнюю оду жгучей агонии.

и все вокруг погружается в вакуум – остается лишь темная фигура напротив, в глазах которой отзеркалено чудище.
ты сам.

джек направляет винтовку на габриэля и руки его уже не дрожат – он солдат и сейчас ведется война. по-другому он более не умеет, как показал жизненный опыт [джек усмехается своим прошлым попыткам в мир и согласие – он монстр, такой же, как и тот, что напротив стоит]; как это – по-другому – ему более неизвестно, ведь его ремесло убивать. ради спасения, ради выгоды, ради близких и самого же себя; его ремесло не искусно, не изощренно, оно прямое, как чертова палка и имеет в себе лишь одну единую цель. главное при этом вниз не смотреть, ведь рано или поздно вдруг обнаружится, что ты по пояс в чужой крови и двигаться станет в разы трудней.
джек направляет винтовку на габриэля, прощаясь с собственноручно выстроенными картонными замками, возведенных на самообмане, наивности и миллионах ошибок. один щелчок – и ты пробуждаешься, впрыгивая при этом в совершенно иной кошмар – и он настоящий. настолько реальный, что ты можешь почувствовать, как тебя выворачивает от железного запаха, цепями обвивающего обоняние, как в горле першит, а жар вокруг растворяет последние попытки зацепиться за прошлое – его нет и не было никогда, как развеянной паршивой иллюзии.

моррисон ощущает, как ожившая ненависть его перерождает из лжеца с замаранным личиком в того, кем он в итоге подохнет. и он почему-то уверен, что это случится сегодня – так будет правильно, единственно верно, ведь таких, как они с рейесом, нужно, черт подери, истреблять – планета устала, и кровь из нее сочит.
джек усмехается – как же это сопливо, господи боже.

моррисон ощущает, как перерождение ломает все его кости, в пыль перемалывает сердце и мозг, он чувствует, как легкие сжимаются от каждого нового вдоха и кожа сдирается заживо – от него не остается ничего ровным счетом. только тьма, что сидела внутри все это время – и она расползается непроглядною дымкой на километры вокруг.

да, моррисон хорошо сейчас все ощущает – каждый ошметок его блядского тела, раздавленный грузом внезапного понимания происходящего.

- спасибо, - искривленной улыбкой выплевывает, глядя рейесу прямо в глаза; от них даже имен теперь не осталось, лишь два силуэта полых, сжигаемых друг друга заживо в собственноручно отстроенном аду.
джек направляет винтовку на габриэля;
звуки выстрелов заглушаются инфернальными воплями.

монстр внутри довольно урчит.

ххх

то, что они оба вновь встретились – довольно скверная шутка; хотя в принципе для солдата совсем уж не новость, что у жизни чрезвычайно отвратное чувство юмора. то, что судьба их лбами столкнула – иронично довольно по той лишь причине, что оба они давно, по сути, мертвы. семьдесят шестой смотрит на очертания существа напротив и не видит в нем ничего человеческого – от него холодом веет, так, как на кладбищах обычно бывает; он им и является, если уж углубиться – и захоронено там под слоями пороха и обугленных дочерна костей будущее, которое никто из них уже не повстречает – самая длинная ночь перед рассветом, как поговаривают, и они до него не дотянут, угаснув с последними звездами на светлеющем небе. мужчина хмурится, скрывая взгляд помутненный за светом визора – ненависть отчаянно разжигает его изнутри, по артериям огнем праведным разливаясь; ты уничтожил все, что мне было дорого, ты убил его своими же, блядь, руками и не дал мне его спасти. 

я не смог, - в шуме спутанных мыслей громко доносится.

семьдесят шестой отчаянно держится за спасательный круг из отрезвляющей горячей агрессии, но что-то безнадежно тянет его на самое дно; что-то неуловимо знакомое в резких жестах и тоне голоса того, кто перед ним сейчас здесь стоит.
и он чувствует… сожаление.

пальцы невольно сжимаются в крепкий кулак, издавая протяжный хруст – монстр внутри повел ухом и затаился – от его властного прикосновения выворачивало наизнанку, словно от касания прокаженного к голой коже. солдат мог сломать ему руку, мог вывернуть пальцы, мог, черт подери, сделать точный удар в район солнечного сплетения, но не стал; его словно парализовало, как в ожидании неминуемой смерти и мужчина смиренно этому отдавался. нет, жнец семьдесят шестого больше пальцем не тронет – уверенность до тошноты доводящая мантрой вторит – он копнет глубже, выпотрошив внутренности с точностью озверевшей собаки; кромсая их, разрывая на тысячи мелких ошметков и упиваясь вкусом железа шершавой поверхностью своего языка.
монстр воет тихонько – поводок до крови стирает его крепкую кожу.
солдат лишь усерднее сжимает трещащие от напряжения поводья.

- если ты думал, что мне станет от этого больно или же я испытаю что-то еще, то спешу разочаровать, жнец, - каждая чертовая буква его проклятого имени проговаривалась с небывалой точностью, - или как там тебя величать, - между прочим выпаленная хриплая больная усмешка, - ты лет на пять опоздал.

глаза все такие же голубые и чертовски уставшие; они точным ударом меча уставились на изуродованное_когда-то_родное лицо, твердым взглядом его обволакивая. джек был лжецом, участвуя каждый день в импровизированном маскараде, примеряя новые лица теплого добродушия; солдат им же, наверное, и остался – да только маска его чистый лист. серый, невзрачный и болезненно, блядь, пустой.

- то, во что ты сейчас превратился, с ним, - выплескивая яростно упоминание, он рычит, - это и сделало. не я. не обстоятельства. а ты, - он хватает держащую его руку за запястье и делает шаг навстречу, глядя презренно прямо в глаза, - и однажды я закончу свое дело.

помогу тебе избавиться от страданий.

Отредактировано pr (2019-01-08 00:32:23)

0

8

СТЕКЛЯШКИ ОТ АМС — CYBERPUNK
все пляски по тринадцатое января включительно функционируют.

https://images2.imgbox.com/c6/01/vIOcj6Od_o.jpg

целую неделю готовы радостно принимать в свои объятия всех-всех, но вот по упрощённой анкете только персонажей, относящихся к  киберпанку и не только 2077! складываем тысячу оригами и ждём разрешения главного вопроса прошлого века: человек или репликант.
(помогите определиться)

0

9

рэйчел в поиске:

— life is strange —
https://i.imgur.com/j7XiHbD.gif https://i.imgur.com/tRePCoA.gif
прототип: charlotte free [*] // billie eilish [*] // kristen stewart [*];

chloe price [хлоя прайс]
жизни проёбывальщица, человека обыкновенная

ничего хорошо у хлои не складывается — с матерью она проёбывается, отец разбивается на машине когда ей только четырнадцать, лучшая подруга оставляет её разгребать случившееся в одиночку; охуенно, спасибо, дайте ещё. ты без особых запросов если дерьмо привыкаешь жрать за завтраками и ужинами — пикап можно не купить, а собрать по частям на свалке, вонь — дело привычки, и вообще освежители воздуха придумали именно для таких случаев (шанель номер пять, к слову, пахнет ещё хуже). хлоя не деградирует — просто жизнь с самого начала у неё не получилась, остаётся только портить её другим (и ни в коем разе не вестись на предложения помочь всё исправить). кури травку, сбегай из дома, ненавидь мать за поиск мужика на смену — будь классной (натуральной, искренней, сложной, — обычно о таких нечто подобное говорят).
в другой жизни хлоя не сжигает краской к хуям волосы, обладает не только зачатками эмоционального интеллекта, интересуется химией больше чем бухлом — в другой может быть, а мы-то в этой. тон у машины тёмно-жёлтый, покрытие облупленное, но на новую никогда нет денег. внутри у хлои есть заначка (пятьдесят два доллара и немного травы), старый отцовский плед, пара фотографий на память. ровно всё то, что пригодится в потенциальном путешествии — о документах и планах на будущее думают только неудачники (социологи в аркадии бэй давно повесились, профоориентация сдохла следом). ты не ты если хочешь спать в чистом и не равнять отношения с эмоциональным прессингом.
табличка на входе — вы въезжаете в аркадию бэй; добро, бля, пожаловать.


хлоя думает, что рэйчел — охуенная. не просто красивая, не лучшая подруга там (идеальная замена неудачнице с фотоаппаратом) — нет, рэйчел охуенная, прямо как хлоя (лучше), прямо как аркадия бэй (про последнее мы вам соврали, конечно, потому что долго планировали отсюда съебать). загвоздка в том, что рэйчел сдохла вообще не думает с людьми играется, и всё ненарочно, всё в поиске того самого (каждый раз нового), в призрачном побеге за ценной в это конкретное мгновение романтикой, дозой адреналина, новыми впечатлениями. у рэйчел есть друзья, родители, пара-тройка парней — а у хлои есть только рэйчел (рэйчел думает, что это правильнее всего). воспринимать мир эмоций окружающих через рэйчел — изначально плохая идея, но хлое так не кажется. хлое кажется, что они будут вместе всегда, что деньги упадут на них с неба, что образование совсем необязательно получать когда у тебя пикап со свалки, что рэйчел эмбер умеет любить так сильно, что всё компенсирует и они покорят мир. рэйчел не смотрит на хлою когда смеётся — сегодня она любит тебя, завтра нейтана, послезавтра марк джефферсон закопает её, а ты снова будешь в говно.
о, ну а там и вернётся макс — поздравляю, можно переключиться.

голос у хлои срывается ещё в тот самый момент, как рэйчел пропадает без вести — так что хуй знает, откуда силы плакать и кричать, пока они с макс её откапывают. когда хлоя спит, рэйчел приходит (она мёртвая?) подтыкает одеяло, склоняется над ней и щекочет волосами — моя маленькая, моя хорошая, прости,
могла бы жалеть, но нихуя, ни о чём не жалею, давай повторим.


дополнительно:
про рэйчел и хлою можно было написать море всего в стиле ТРУЛАВНАВСЕГДА бури страсти наркотики эмоции но мы-то с вами знаем, что они обе просто ёбнутые и неадекватные. вот и давайте в это играть! слово любовь можете выкинуть употреблять, если оно вам нравится, но я бы предложила взглянуть на это так: рэйчел эгоистка, чувства других она ебала, её волнует только собственное благополучие и необходимая эмоциональная дозировка. пока её заряжают, она будет рядом, если вдруг стало скучно — айда к следующему и досвидос. рэйчел сталкивается с хлоей и затягивает её в свой абьюзивный плен потому что ей нужен кто-то, не вовлечённый в разборки элитных детишек и семейное говнецо — а хлоя потерянная, зажатая, неуверенная в себе и пережившая трагедию. посудите сами, идеальный случай чтобы подобрать, обогреть и вертеть как душе угодно (мама я абьюзер).
хлоя верит, что любит рэйчел, потому что любовь для хлои — это sex and drugs and rock and roll; не материнская забота, не беспокойство отчима о её будущем, не необходимость прикладывать усилия чтобы жить дальше. любовь это когда тебе позволяют красть, бухать, прокрастинировать и ни о чём не париться (а рэйчел-то что, её будущее хлои не ебёт, так что она, конечно, позволяет). хлоя предлагает сбежать из города абсолютно серьёзно — рэйчел понимает, что ну куда, ну а как же мечты о большом будущем, — но вслух говорит совершенно другое, разумеется.
полагаю, что в общепринятом толковании, на любовь они обе неспособны — одна инфантильна и абстрагирована от реальности, вторая лицемерна и нарциссична (а о целесообразности единственно возможных взглядов на это понятие можно и в постах порассуждать).

so, приходите ко мне, пожалуйста, если вы любите копаться в подноготной персонажей, рассыпаться метафорами и играть чуть активнее чем пост раз в год (остальное терпимо). я пишу очень вариативно, размеры скачут, стили тоже, так что если вы считаете, что игра имеет право быть только в формате Большие буквы, злоебучая птица тройка, «он встал пошёл сел сказал ответил» и никаких психоделических отклонений, — приходить не надо, спасибо! я радостно экспериментирую, пишу один абзац строчными, а второй — нет, третий вообще пропускаю и решаю, что и так хватит. люблю сопутствующие стишки, музыку, картинки, поболтушки (по необходимости). и не люблю, когда как-то не так. каст у нас классный, можете играть со всеми, можете только со мной — буду счастлива, если вы окажетесь активной булочкой и развивать персонажа решите не только в контексте взаимоотношений с рэйчел. ревниво из-за угла не слежу, но на важности нашей с вами линии решительно настаиваю. ну а заявка выкуплена потому что нахуй мне другая хлоя, хочу именно вас.
http://funkyimg.com/i/2MoMo.png

пример игры;

the sun's in the sky, its warming up your bare legs
you can't deny your looking for the sunset

Глазницы у отца сухие, выжженные — заглядывать в них она избегает; под новыми кроссовками скрипят деревянные половицы когда Рэйчел выбирается из дома. Внешний фасад нарочито кричит о том, что у проживающих внутри всё хорошо — блузки у матери здорово выстиранные и накрахмаленные, улыбается она фальшиво, симулировать не умеет, но идиоты вокруг и того не различат. Отец обнимает её за талию когда выходит на крыльцо — так же обнимал и родную мать пока не решил убить, наверное. Рэйчел блюет за углом, прямо под куст розовых Лили Марлен. Всё вокруг от притворства и полуправды должно бы иссохнуть и рассыпаться, точно как отцовские глазницы, но зелень свежая и сочная — даже природа наловчилась лицемерию Эмберов, куда было деваться самой Рэйчел?
Солнце разглаживает строчку на её узких джинсах, забирается под ресницы и веки, оседает чем-то тёплым на дне зрачков — Рэйчел нравится, что Фрэнк никогда не притворяется. У него тут собака и фургон, скромный нелегальный бизнес и постоянные мелкие дрязги; на всякий случай Рэйчел удаляет его недописанные смс Хлое — когда-нибудь та отдаст очередной долг. Для Рэйчел, Фрэнк и его угрозы — отторгаемая реальность; он ведь большой и уютный, вещи мятые и давно нестираные, даже вездесущий запах никотина и Помпиду не отталкивает. От самой Рэйчел тоже должно бы пахнуть никотином, но она умеет меняться по необходимости (здесь необходимости нет, потому кто знает, что чувствует Фрэнк, сопящий рядом в подушку). Босиком она снует по его фургону, чешет собаку за ухом и разглядывает свои фотографии — Бауэрс фотографирует только её, пусть так остаётся всегда; Рэйчел эгоистична, это он тоже принять в состоянии.

Время вокруг не застывает — растекается по позвоночнику плавным и тягучим маревом (Рэйчел ловит момент, чужое дыхание, голову разворачивает ровно настолько чтобы мазнуть по колючей щеке губами и помадой,
помадой и губами).
Ничего толще тонких блузок и маек нет у Рэйчел в гардеробе — к Фрэнку она одевает всё самое лёгкое, выпрашивает любви и заботы (руку протягивает почти как на паперти, и Бауэрс прикасается к ней выбеленными устами). Помоги мне, каждый раз шепчет ему на ухо Рэйчел, помоги мне и укрой меня от этого, проложи на теле дорожки отдыха и смирения, заставь мозг перестать работать так лихорадочно.
Рэйчел не нужны дополнительная сила, зарядка и концентрация — она хочет закатить глаза и прикусить губу, и чтобы хорошо было почти томительно, и чтобы это продлилось хотя бы ничтожно короткое время, дало силы снова видеть мамины розы и отцовские глаза. Пустые и усыпанные крохотными трещинками — все пробоины Фрэнка Рэйчел поцеловала на прошлой неделе, теперь они мягче, податливее (за следующим поцелуем можно тянуться ещё быстрей). Рэйчел почти как Помпиду, тот тоже тычется влажным носом и ласку выпрашивает осознанно и намеренно — но у неё преимущество, пара длинных ног и умение улыбаться так, как будет хотеться любому напротив. Перед зеркалом Рэйчел никогда не репетирует, всё всегда наживую — она верит в каждое своё представление, верит даже диалогу с грузной дамой из магазина напротив дома (когда убеждает её, что муж обязательно вернётся, и дело не в ней, конечно же, а только в глупом нём).
Но дело всегда будет в Рэйчел — только это имеет значение.

— Чайки ведь знаменуют что мы недалеко от моря, правда? — Рэйчел щурится почти лениво, протягивая к огню руки (он бы лизнул ей пальцы, но материал не должно портить раньше времени). — Это так здорово. Чувство, что всегда можно сбежать, исходит будто бы только от моря рядом.

Голос Фрэнка звучит различимо, но глухо — в глаза ему она заглядывает как сквозь водную толщу; щурится, опускаясь к вытянутой руке, цепляя глазами дорожку из белого кирпича. Помпиду усаживается рядом, почти как верный Тотошка — ко всем невзгодам они готовы вместе, за исключением того, что пёс в этой версии сказки принадлежит Тыквоголовому Джеку, а не Дороти.

— Ты — лучшее, что могло случиться со мной, Фрэнк Бауэрс, — Рэйчел не лукавит, скользит поближе, задевает чужие губы и после заслоняет волосами его руку и своё лицо. Профессионалам не требуется ни пластиковых ручек, ни твёрдых поверхностей; Рэйчел втягивает маковую пыльцу с характерным шумом и отстраняется, снова цепляясь за Фрэнка взглядом. Ждать что-то около получаса, потом станет совсем хорошо.

Криков чаек она не слышит — только летающих обезьян, и злая ведьма в Стране Оз всегда позирует одному Марку Джефферсону.

0


Вы здесь » ONE PERCENT » партнёрство » GLASS DROP [crossover]